..:.:.::FisherMenFromPinsk::.:.:..

Рыбаки из Пинска: Советы и секреты, хитрости, мастерская рыбака

Добавить в Закладки 
 
  Ловись рыбка  

Основные идеи К.Поппера в работе «Логика и рост научного знания»


как самому сделать прикормку для рыбалки воблеры duo realis crank приманка для зайца на петлю как правильно рыбачья или рыбацкая лодка когда хороший клев сазана
сайт музея подводной лодки в питере отчеты о рыбалке северский донец цены на удилища для карася лодки казанка усовершенствование рыбалка север май
богучар рыбалка видео социальная теория поппера крафтер лодки в самаре забродники для рыбалки купить недорого все о рибалке видео карась весной
надувные лодки и права на управление к ним антирадар кобра 850 ловит стрелку диорама с подводной лодкой новости с водоемов питерский клуб рыбаков не открывается сузуки в ростове-на-дону официальный лодочный мотор

При этом я предлагаю принять правила, обеспечивающие проверяемость научных высказываний, то есть их фальсифицируемость. Что же представляют собой правила научного метода и почему мы нуждаемся в них? Возможна ли теория таких правил, то есть методология? Ответы на эти вопросы во многом зависят от отношения отвечающего к науке. Один ответ дадут те, кто, подобно позитивистам, рассматривает науку в виде системы высказываний, удовлетворяющих определенным логическим критериям типа осмысленности или верифицируемости. Совершенно по-другому ответят те, кто склонен видеть как, например, я отличительный признак эмпирических высказываний в их восприимчивости к пересмотру—в том; что их можно критиковать и заменять лучшими высказываниями; при этом основ. Я полностью готов допустить наличие потребности в чисто логическом анализе теорий, который не учитывает того, каким образом изменяются и развиваются теории. Замечу, что такой анализ не раскрывает тех аспектов эмпирических наук, которые я ценю превыше всего. Фактически окончательного опровержения теории вообще нельзя провести, так как всегда возможно заявить, что экспериментальные результаты ненадежны или что расхождения, которые, мол, существуют между данной теорией и экспериментальными результатами, лежат на поверхности явлений исчезнут при дальнейшем развитии нашего познания. В борьбе против Эйнштейна оба упомянутых типа аргументов использовались в поддержку ньютоновской механики. Сходные аргументы переполняют область общественных наук. Таким образом, характеризуя эмпирическую науку лишь посредством формальной или логической структуры составляющих ее высказываний, нельзя изгнать из нее ту широкораспространенную форму метафизики. Таковы мои аргументы в пользу тезиса о том, что науку следует характеризовать используемыми в ней методами, то есть нашими способами обращения с научными системами, тем, что мы делаем с ними и что мы делаем для них. В дальнейшем я попытаюсь установить правила или, если хотите, нормы, которыми руководствуется ученый, вовлеченный в процесс исследования или открытия, интерпретируемый в принятом нами смысле. Сделанное мною в предыдущем разделе замечание относительно глубоких различий между занимаемой мною позицией и позицией позитивистов нуждается в дальнейшем разъяснении. Подобного взгляда Витгенштейн придерживался еще в году—ср. Позже эта обычная критика закрепилась в легенде о моем намерении заменить верифицируемость как критерий значения критерием фальсифицируемость. К тому же, если вы в число имеющих значение включаете только проблемы из области естественных наук [95, утверждение 6. Догма значения, однажды возведенная на престол, навсегда остается вне критики. На нее уже больше нельзя нападать. Дискутируемый вопрос о том, существует ли философия или имеет ля она какое-либо право на существование, почти столь же стар, как и сама философия.

Постоянно возникают новые философские направления, разоблачающие старые философские проблемы как псевдопроблемы и.

к поппером в работе логика исследований

Однако в ответ на такие возражения позитивист только пожмет плечами—они для него ничего не значат, так как не принадлежат к эмпирической науке, в которой только и возможны имеющие значение высказывания. Я не думаю, что мои попытки проанализировать понятие опыта, который я интерпретирую как метод эмпирической науки, смогут вызвать у позитивистов иную реакцию. Для них существуют только два вида выска. Если методология не является логикой, то, по их мнению, она должна быть ветвью эмпирической науки, скажем науки о поведении ученых в процессе их работы. Человек, изучающий такую логику науки, вполне может заинтересоваться ею и даже с пользой ее применять. Однако то, что я называю методологией, нельзя считать эмпирической наукой. Так, я не верю, что использование методов эмпирической науки поможет нам разрешить такие спорные вопросы, как вопрос о том, применяется ли реально в науке принцип индукции или нет. Я считаю, что к вопросам такого рода следует подходить совершенно иначе. Так, можно рассматривать и сравнивать две различные системы методологических правил: Затем мы можем исследовать, возможно ли, допустив этот принцип, применять его, не впадая при этом в противоречия. Помогает ли он нам в чем-либо, нуждаемся ли мы в его помощи? В результате такого исследования я пришел к выводу, что можно обойтись без принципа индукции. И дело вовсе не в том, что этот принцип фактически не находит применения в науке, а в том, что, по моему мнению, он не является необходимым, не оказывает нам помощи и к тому же ведет к противоречиям. Поэтому я отвергаю натуралистическое воззрение. Такой подход совершенно некритичен. Его сторонники неспособны заметить, что, открывая, по их мнению, факт, они в действительности только выдвигают конвенцию6. Поэтому такая конвенция может легко обер. Карнапа [15] было опубликована как раз тогда, когда моя квита была в печати. Я очень сожалею, что не имел возможности обсудить ее. Проведенная критика натуралистического подхода относится не только к критерию значения, но также и к выработанному в рамках этого подхода понятию науки, а следовательно, и к связанной с ним идее эмпирического метода.

Методологические правила рассматриваются мною как конвенции. Правила чистой логики управляют преобразованиями лингвистических формул. Приведем два простых примера методологических правил. Их вполне достаточно, чтобы показать, что вряд ли уместно ставить исследование метода науки на одну доску с чисто логическим исследованием. Тот, кто когда-либо решит, что научные высказывания не нуждаются более в проверке и могут рассматриваться как окончательно верифицированные, выбывает из игры. Два этих примера показывают, что представляют собой методологические правила. Хотя логика и может, пожалуй, устанавливать критерии для решения вопроса о проверяемости тех или иных высказываний, она, без сомнения, не затрагивает вопроса о том, пытается ли кто-либо действительно проверить такие высказывания. Аналогично тому как шахматы могут быть определены при помощи свойственных им правил, эмпирическая наука может быть определена при помощи ее методологических правил. Устанавливая эти правила, нам следует действовать систематически.

Особенности логики научного познания в концепции К. Поппера

Сначала формулируется высшее правило, которое представляет собой нечто вроде нормы для определения остальных правил. Это правило, таким образом, является правилом более высокого типа. Таковым является как раз правило, согласно которому другие правила следует конструировать так, чтобы они не защищали от фальсификации ни одно из научных высказываний. Одни методологические правила, таким образом, тесно связаны с другими методологическими правилами и с нашим критерием демаркации. Однако эта связь не является строго дедуктивной, или логической ср. Поэтому формулировка и принятие этих правил происходит в соот. Соответствующий пример был только что приведен—правило 1: Именно систематическая связь методологических правил позволяет нам говорить о теории метода. Конечно, положения этой теории, как показывают приведенные примеры, по большей части представляют собой конвенции, имеющие достаточно очевидный характер. Тем не менее во многих случаях она может помочь прояснению логической ситуации и даже решению некоторых далеко идущих проблем, которые оказывались до сих пор трудноразрешимыми. К таким проблемам относится, например, проблема установления приемлемости или неприемлемости вероятностных высказываний ср. Наличие тесной связи между различными проблемами теории познания и возможность систематического рассмотрения этих проблем часто подвергаются сомнению. Я надеюсь показать в этой книге неоправданность таких сомнений. Этот вопрос достаточно важен.

Логика научного исследования и эволюционная эпистемология К.Поппера

Единственным основанием для выдвижения моего критерия демаркации является его плодотворность, то есть возможность прояснения и объяснения на его основе многих вопросов. Только исходя из следствий моего определения эмпирической науки из методологических решений, основывающихся на этом определении, ученый может увидеть, насколько оно соответствует интуитивной идее о цели всех его усилий. Философ также признает полезность моего определения только в том случае, если он сможет принять его следствия. Необходимо прежде всего убедить его в том, что эти следствия помогают раскрыть противоречия и неадекватность прежних теорий познания иссле. К тому же следует убедить его и в том, что выдвигаемым нами положениям не угрожают трудности того же рода. Этот метод обнаружения и разрешения противоречий применяется и внутри самой науки, но особенное значение он имеет именно для теории познания. Никакой иной метод не в силах помочь нам оправдать наши методологические конвенции и доказать их ценность9. Я опасаюсь, что возможность признания философами принадлежности таких методологических исследований к сфере философии весьма невелика, но это не меняет существа дела. Считаю необходимым, однако, упомянуть в этой связи, что немало доктрин, которые имеют, несомненно, метафизический, а следовательно, философский характер, можно интерпретировать как типичные случаи гипостазирования методологических правил. Другой пример, с которым мы уже сталкивались,—это проблема объективности. Требование научной объективности можно интерпретировать как методологическое правило, то есть как правило, утверждающее, что наука может использовать только такие высказывания, которые допускают интерсубъективную проверку см.

Логика научного исследования

Поэтому, пожалуй, мы имеем право сказать, что большинство проблем теоретической философии, и, несомненно, наиболее интересные из них, можно переинтерпретировать указанным образом в виде проблем метода науки. Эмпирические науки—это системы теорий, поэтому логику научного знания можно определить как теорию теорий.

к поппером в работе логика исследований

Научные теории являются универсальными высказываниями. Нельзя выделить истину в научном знании, говорит Поппер, но постоянно выявляя и отбрасывая ложь, можно приблизиться к истине. Поппер отбросил первую, но во второй идее его методология нашла прочную объективную основу. Это открыло путь к полному скептицизму и анархизму. В то время было широко распространено восходящее к Бэкону и Ньютону мнение о том, что наука отличается использованием индуктивного метода, который предписывает начинать с наблюдения, с констатации фактов, а затем восходить к обобщениям. Однако полная обоснованность и достоверность в науке недостижимы, а возможность частичного подтверждения не может отличить науку от ненауки: Поэтому Поппер не хочет рассматривать в качестве отличительной особенности науки обоснованность ее положений или их эмпирическую подтверждаемость. Может быть, это псевдонаучная, метафизическая система. О мертвых ничего кроме хорошего: В сущности, с точки зрения критерия Поппера требуется, чтобы мы указали, какого рода события, факты, результаты экспериментов могут опровергнуть нашу теорию, если они однажды появятся. Подобно логическим позитивистам, Поппер противопоставляет теорию эмпирическим предложениям. К числу последних он относит единичные предложения, описывающие факты, например, "Здесь стоит стол", "5 января года в Москве шел снег" и т. Как можно было бы устранить столкновение теории с некоторым "базисным" предложением? Если мы считаем "базисные" предложения достоверно истинными, описывающими твердо установленные факты, то ясно, что в этом случае мы без колебаний обязаны отбросить теорию. Поппер допускает такую возможность. Таким образом, решение о фальсификации некоторой теории содержит в себе элемент риска: Из теории Т дедуцируется "базисное" предложение А, т. Предложение А оказывается ложным истинным является потенциальный фальсификатор теории не -А. Схема фальсификации Поппера подвергалась критике с самых разных сторон. Когда мы говорим о выводе "базисного" предложения А из теории Т, то при этом нужно учитывать следующее.

к поппером в работе логика исследований

Из одной теории Т нельзя вывести ни одного "базисного" предложения. Для вывода необходимо присоединить к теории Т некоторые другие "базисные" предложения, описывающие граничные условия или условия применимости теории Т к конкретной ситуации. Отсюда следует, что собственно теорию фальсифицировать нельзя. Поппер предвидел этот аргумент и ответил на него. При всякой дискуссии, при всяком споре, говорит он, мы вынуждены опираться на нечто такое, что все его участники считают бесспорным. В противном случае дискуссия невозможна. Предмет спора лежит вне этой основы знания. В другой раз мы подвергнем проверке наши правила соответствия Z или наши граничные условия Н. Может быть, мы их фальсифицируем. Нельзя подвергнуть проверке знание в целом. Фальсифицированная теория должна быть отброшена. Поппер решительно настаивает на этом.

  • Лодочные моторы китай что взять
  • Как на пвх лодку приклеить комплектующие
  • Надувные моторные двухместные лодки из пвх
  • Рыболовные поводки для щуки
  • Опираясь на убеждения в отсутствии у нас критерия истины, он полагает, что мы можем установить лишь ложность наших воззрений. В области эмпирических наук, в частности, ученый выдвигает гипотезы или системы теорий и проверяет их на опыте при помощи наблюдения и эксперимента. Я полагаю, что задачей логики научного исследования, или, иначе говоря, логики познания, является логический анализ этой процедуры, то есть анализ метода эмпирических наук. Если придерживаться этого взгляда, то логику научного исследования придется отождествить с индуктивной логикой, то есть с логическим анализом индуктивных методов. С логической точки зрения далеко не очевидиц оправданность наших действий по выведению универсальных высказываний из сингулярных, независимо от числа последних, поскольку любое заключение, выведенное таким образом, всегда может оказаться ложным. Сколько бы примеров появления белых лебедей мы ни наблюдали, все это не оправдывает заключения: Проблему индукции можно также сформулировать в виде вопроса о верности или истинности универсальных высказываний, основывающихся на опыте, — гипотез и теоретических систем в эмпирических науках. Однако ясно, что описание любого опыта — наблюдения или результата эксперимента — может быть выражено только сингулярным высказыванием и ни в коем случае не является универсальным высказыванием. Соответственно когда о некотором универсальном высказывании говорят, что истинность его известна нам из опыта, то при этом обычно подразумевают, что вопрос об истинности этого универсального высказывания можно как-то свести к вопросу об истинности сингулярных высказываний, которые признаются истинными на основании имеющегося опыта. Иначе говоря, утверждается, что универсальные высказывания основываются на индуктивных выводах. Поэтому когда мы спрашиваем, истинны ли известные нам законы природы, то это просто иная формулировка вопроса о логической оправданности индуктивных выводов. Если мы стремимся найти способы оправдания индуктивных выводов, то прежде всего нам следует установить принцип индукции. Такой принцип должен иметь вид высказывания, с помощью которого мы могли бы представить индуктивные выводы в логически приемлемой форме. В глазах сторонников индуктивной логики для научного метода нет ничего важнее, чем принцип индукции. Роль, которую проблемы, связанные с эмпирическим базисом, то есть проблемы относительно эмпирического характера сингулярных высказываний и способов их проверки, играют в логике науки, несколько отличается от той роли, которую играет большинство других волнующих нас проблем. Последние находятся в тесной связи с практикой исследования, тогда как проблемы эмпирического базиса почти исключительно принадлежат к сфере теории познания.

    Мне придется заняться рассмотрением этих проблем, поскольку они породили много неясностей. Это в особенности касается отношения между чувственным опытом и базисными высказываниями. Часто считают, что чувственный опыт так или иначе оправдывает базисные высказывания. Все утверждения такого рода четко выражают тенденцию подчеркивания тесной связи между базисными высказываниями и нашим чувственным опытом. Однако вместе с тем справедливо считается, что высказывания могут быть логически оправданы только при помощи высказываний. Поэтому связь между восприятиями и высказываниями остается весьма туманной, она описывается при помощи неясных выражений, которые ничего не проясняют, а только маскируют трудности или в лучшем случае затемняют их при помощи метафор. Я считаю, что решение этой проблемы можно легко найти, если, как и ранее, отделить психологический аспект этой проблемы от ее логических и методологических аспектов. Следует четко разделить, с одной стороны, наш субъективный опыт или наше чувство уверенности, которые никогда не могут оправдать никакое высказывание хотя, конечно, они могут служить предметом психологического исследованияи, с другой стороны, объективные логические отношения, имеющие место между различными системами научных высказываний и внутри каждой из них. Проблемы, связанные с эмпирическим базисом, детально обсуждаются далее, в разд. Кроме того, устаревшая наука может сама превратиться в метафизику. Но этот критерий не позитивный как у позитивистова негативный. Рост научного знания, следовательно, естественным образом связан с постоянной трансформацией этого знания, с непрерывным обогащением и улучшением его. Поппера является достаточно перспективной научной схемой, способной удачно встроиться в общие эволюционные представления естественных и социальных наук. Панин, специалист по постпозитивизму, указывая на этот факт, интерпретирует подход К. Поппера примерно следующим образом: Он вносит изменения в научное знание, и нож естественного отбора начинает элиминировать наши пробные решения в знании. Выделим три тезиса галилеевской философии:. Ученый будет способствовать своему собственному стремлению к обнаружению истинной теории, то есть оценка мира его законов — это послужит объяснением замеченных ученым фактов. Ученый достигнет успеха в полноценной обоснованности истины научных теорий, то есть не допустит совершенно никакого разумного сомнения.

    Поппер считает, что этому тезису необходимо исправление. Ученый лишь может дать оценку своим теориям, отсеяв те, которые подвергнутся жесткой критике и не пройдут проверок. Но, стоит отметить, что новые и новые проверки могут привести к неким модификациям теорий, о которых этот ученый может и не догадываться. Это можно воспринимать как реальность, которые находятся за явлениями. Эти теории становятся окончательным объяснением, то есть единственное заключение ученого. Поппер отвергает этот тезис. Причиной этому отвержения считается отсутствие существования сущностей. Поппер критикует именно эссенционализм. По эссенциализму нам необходимо провести различия между 1 универсумом сущностной реальности. Поппер пытался показать инструментализм и сделать вывод, что он не более приемлем, чем эссенциализм. Поппер не признает ни то, ни то. Он указывает на третью точку зрения. Третьей точке зрения присуще галилеевской убеждение. В ней отражено, что ученые стремятся опознать и описать мир, а также, отдельные его субъекты. Поппер называет это негалилевским пониманием того, что истина хоть и важна для ученого, но он не может утверждать, истинны ли достижения этого ученого. И имеет ли он способность достаточно определенно обосновать одну ложность своих собственных теорий. То есть, научные теории носят характер подлинных предположений — высокоинформативные догадка, касающиеся самого мира, хоть и не верифицируемы невозможно отразить то, что они истинны но могут подвергаться строгой критики и проверок. Научные теории становятся основными попытками обнаружить истину. Это похоже на известную проблему Гольдбаха в теории чисел. После того как факты установлены, мы приступаем к их обобщению и построению теорий. Теория рассматривается как обобщение фактов и поэтому считается достоверной. Юм заметил, что общее утверждение нельзя вывести из фактов, и поэтому всякое индуктивное обобщение недостоверно. Так возникла проблема оправдания индуктивного вывода: И законы мышления со временем не особенно меняются. Так почему же при одинаковых стартовых условиях в итоге возникают совершенно разные формы знания?

    Поппер отверг предположение, согласно которому индуктивное обобщение чувственно воспринимаемых фактов — это отличительная особенность научного познания. Более того, сопоставление теорий с фактами или верификация не является гарантом их научности. Совсем немногие из них могут быть обнаружены в историческом прошлом науки. Следовательно, неверно, что в начале становления науки, ученные стремятся к целям, которые воплощены в нынешних парадигмах. Куну, традиция нормальной науки, которая возникает после научной революции, не только несовместима, но часто фактически и несоизмерима с традицией, существовавшей до нее. Принятие новой парадигмы в ситуации неопределенности не является полностью рациональным. Выбор, по мнению Т. Куна, не может быть основан на верификации, так как нет нейтрального языка науки, выбор основывается на существующих процедурах проверки, исходящих из основанной на парадигме научной традиции. Теории не развиваются частями соответственно существующим фактам. Наоборот, они возникают совместно с фактами, которые они вычленили с появлением новой парадигмы. Эти теории соответствуют фактам, но только посредством преобразования предварительно полученной информации в факты, которые для предшествующей парадигмы не существовали. Не существует в истории науки и фальсификации. Фальсификация дает возможность осознать аномалию, но на фальсификации не может быть построена парадигма. Куну, если бы каждая неудачная попытка установить соответствие теории природе была бы основанием для ее опровержения, то все теории в любой момент можно было бы опровергнуть. С другой стороны, по мысли Т. Куна, если только серьезная неудача достаточна для опровержения теории, тогда потребовалась разработка степени фальсификации, которая в любом случае не могла быть достаточно обоснована, и была бы конвенциальна по соглашению ученых. Куна, если бы существовал только один ряд научных проблем, один набор стандартов для их решения, то конкуренция парадигм могла бы разрешиться подсчетом числа проблем решаемых каждой. Однако фактически в истории науки этого никогда не встречается. Отказ от теории нечто большее, чем опытная или логическая процедура проверки, ни одна спорящая сторона не будет соглашаться с неизбежными допущениями, которая другая сторона считает необходимыми для того, чтобы доказать свою правоту. Конкуренция между парадигмами, по Т.

    к поппером в работе логика исследований

    Куну, не является видом борьбы, которая может быть разрешена с помощью доводов. На первый план при выборе парадигмы выходит убежденность в совершенстве в силу тех или иных причин новой парадигмы сравнимой с убежденностью в парадигме в период нормальной науки.

    См также:
  • Мелеуз адреса рыболовных магазинов
  • Тент на надувной лодке колибри
  • Видео ловля карпа пикером
  • Музыка рыбака все
  • Рыболовная база конаковское
  • С днем святого трифона покровителя охотников и рыболовов
  • Ловля рыбы в ростове на набережной

  • Интересного общения - (для работы комментариев необходим включенный джава-скрипт в браузере):
      © 2006 - 2017гг. Использование материалов сайта без активной гиперссылки запрещено.
     Подразделы::.:..
      Намотай на ус ловля матчевым удилищем на течении видео
     Поиск:



      Все о рыбалке двигатель для деревянной лодки
     Советы бывалых::.:..
     Ловись рыбка резиновые лодки самара каталог

     Нам 10 лет::.:..
    Наши скромные интернет достижения:

    Наш сайт в каталоге ДМОЗ Наш сайт в каталоге Майл


    Наш сайт в Яндекс каталоге ТИЦ и ПР сайта


    02.03.2006 - 30.07.2017
      Спасибо что Вы с нами! Рыбки
     Из советов::.:.:..
      Рыболовам на заметку Рыбки
     Советы бывалого::.:.
      Ни хвоста, ни чешуи подарок мужчине рыбаку своими руками
     Рекомендуем::.:.:..
      На реке на озере продажа фидеров в москве

     
    >   © 2017 http://azadbash.ru
      Своим опытом делятся : Олег (Fishermen), Практик, Теоретик
      Дизайн и веб-поддержка: Мотин Алексей
      Почта нашего сайта: fishermen@azadbash.ru

      FisherMenFromPinsk: Полезные советы и секреты рыболовам, рыбацкие хитрости, мастерская рыбака, отчеты


     

    [Наверх]